Смех и слезы

« Назад

17.04.2018 03:08

Все люди говорят на одном языке. Да-да. Именно так. Вы не ослышались. Ошибки нет.

Этот язык всегда отражает истинные чувства, а потому понятен без словарей. Каждый владеет им с первого дня жизни.

Если нам хорошо, мы улыбаемся, смеемся, хохочем.

Если нам плохо, если нас обидели, мы плачем. Иногда слез не видно, но они есть, уж поверьте. Даже у мужчин.

И так на всех континентах.

Смех и слезы – вот наш естественный эсперанто. Вот то, что делает нас родными без ограничений. Родными и понятными друг другу.

В любой точке земного шара.

Ночью и днем.

Не делит по национальной принадлежности, ведь все они условны.

Не заставляет думать, как передать чувства словами.

Мы смеемся или плачем. И этого достаточно, чтобы никогда не обидеть другого человека.

Чтобы просто протянуть руку с аккуратно сложенным носовым платком.

Или широко улыбнуться, если кто-то случайно наступил вам на ногу.

Все очень просто и легко. Смех и слезы. Без границ, без виз, без нудной грамматики.

Эта мысль пришла мне в голову, когда я, усевшись на лист формата А4, а он, лист, соответственно, разлёгшись на яркой весенней траве... когда мы с ним широко улыбались с высоты холма в парке принцессы Сисси. А вокруг улыбались на одном с нами языке такие же люди. Кто-то ел сладкий виноград или медленно так потягивал... воду из пластиковой бутылки. Или слизывал с пальцев предательски таявшее мороженое. Рядом вдруг заплакал белокурый мальчишка, мирно игравший с обычной травинкой. Видимо, пытался завязать узелок. А заплакал не из-за нее, а из-за лопнувшего по непонятной причине желтого воздушного шарика. (Может, шарик просто решил передохнуть.) Сестра, та постарше, молча наблюдала, а белокурый вот расстроился. Друг все-таки лопнул. Отец и мать, как по команде вскочившие с белого легкого прогулочного покрывала (конечно, специально для лежания на холме), пообещали сделать все возможное, чтобы вернуть воздушного друга в самое ближайшее время. Слезы превратились в улыбку, а маленькие руки опять взялись за травинку. В конце концов она же должна завязаться в весенний узелок!

Пока слезы превращались в смех, с холма спускалась группа женщин, нет, не в полосатых купальниках, а арабских кровей. Их было пятеро. Все матери, на что однозначно намекали коляски, которые они катили перед собой. Было очень тепло. Приятный весенний ветер развевал их черные одежды и поднимал песочную бурю у самых ног. Разумеется, голову каждой венчал огромный черный платок-«тюрбан». Так уж у них заведено. Так воспитано. И пусть. Спускаясь с холма, они щебетали. Другого слова я не придумаю. Щебетали и улыбались. И это определило их точное попадание в день, когда мы случайно, один раз в жизни, пересеклись с ними на холме. 

Потом... потом я встала и спрятала листик, уже известного формата, в сумку. (Не портить же холм.) И начала спускаться вниз. С абсолютной уверенностью, что только что была счастлива, целых двадцать минут, а рядом были люди, которых я точно понимала. Ведь все мы говорим лишь на одном языке – смеха и слез. Языке наших чувств. В каждом из нас он живет по умолчанию. Живет, чтобы объединять.

Всегда надо искать то, что объединяет. Это выход. В счастье. Это и есть настоящее средство общения между людьми, а вовсе не какая-то, у каждого народа своя, система словесного выражения мыслей.